Общество

Академик Матишов: Чеченцы не встречали немцев с хлебом и солью

С 30 июня по 1 июля на территории Ростовской области прошло сразу два важнейших мероприятия, организованных Южным научным центром Российской академии наук (ЮНЦ РАН) и Южным федеральным университетом. В Ростове-на-Дону специалисты из регионов России и Ближнего Зарубежья собрались на III Всероссийской научной конференции «Великая Отечественная война в истории и памяти народов Юга России: события, участники, символы», а на территории музейного комплекса «Самбекские высоты» в Неклиновском районе прошла Всероссийская научная конференция «Коллаборационизм на Юге России в годы Великой Отечественной войны». Поддержку мероприятию оказали Гуманитарный фонд «Кавказ – новые горизонты», Военно-исторический центр в Южном округе и Фонд региональных исследований «Страна».

Учёные-историки, конфликтологи, поисковики и многие другие специалисты гуманитарного профиля собираются в нашем регионе на подобном мероприятии уже не первый раз. Им важно рассказать о своих исследованиях и работах, поделиться информацией и опытом. В данном случае – по актуальным вопросам Великой Отечественной войны. На повестке научного собрания — советско-германский фронт, жизнь тех далеких военных лет в тылу и на оккупированных территориях, вопросы сохранения памяти, поиск данных о безымянных погибших и многое другое.

Среди подобного перечня тем, есть и спорные, есть и неоднозначные, но благодаря совместным усилиям по многим вопросам удаётся восполнять пробелы, ставить точки, где ещё вчера стояли многоточия. Одним из таких непростых для изучения событий, а главное его научной и шире – общественной оценки – является роль Северного Кавказа в Великой Отечественной войне, в целом, и Чечено-Ингушетии, в частности. Отсюда проистекает и проблема депортированных народов, объявленных в конце войны предателями.

«Когда говорят, что чеченцы встречали немцев с хлебом и солью – это неправда, - говорит академик Российской академии наук, научный руководитель ЮНЦ РАН Геннадий Матишов. – Чечня даже не была ими захвачена. Ингушетия на очень короткое время была оккупирована, но именно там немцы потерпели крупнейшее поражение во второй мировой войне – под Малгобеком».

По словам ученого, Северный Кавказ, в целом, и Грозный, в частности, имел для гитлеровцев стратегическое значение в качестве важного коридора в Персидский залив к ирано-иракской нефти и газу. «В историографии часто встречается мнение, что немцы шли на Кавказ исключительно за грозненской и бакинской нефтью, - говорит Матишов. – Но это не так. Их главная цель была намного амбициознее. Они шли туда, куда и сегодня пытаются зайти крупные державы, в первую очередь, США – в Персидский залив. Там сосредоточено 62% мировых нефтяных ресурсов и 40% газовых».

Однако попасть на эти территории, обойдя Кавказ было невозможно. По словам учёного, 6 августа 1942 года части немецкой 1-й танковой армии взяли Армавир в Краснодарском крае, 9 августа – Краснодар и после развернули наступление на Северный Кавказ. Согласно плану захвата Кавказа, получившему название «Эдельвейс», было развернуто наступление по трем направлениям. Главное из них — завоевание Грозного (установление контроля над нефтепромыслами) и Махачкалы (контроль над водной акваторией). Затем проникновение - к нефтяным промыслам в Баку по берегу Каспийского моря, а затем через Каспий – в Иран и дальше – Ирак.

Чечено-Ингушская республика и непосредственно Грозный имели в этом продвижении на Кавказ стратегическое значение. Неслучайно в ходе Сталинградской битвы нацисты распространяли листовки, в которых сообщалось о взятии столицы Чечено-Ингушетии. Тогда как город не просто не был немцами занят, а, наоборот, готовился дать врагу серьёзный отпор.

Вокруг Грозного силами местного населения были вырыты каналы, они опоясывали всю территорию города, в них заливалась нефть и потом поджигалась. Пылающий город был готов дать решающий бой. Как делились впоследствии впечатлением от увиденного некоторые гитлеровские офицеры: «это зрелище пугало и одновременно завораживало». Помимо этого, город укрепляли противотанковыми ежами, строили заграждения из подручных средств, минировали.

Гитлеровцы не дошли до Грозного, план продвижения немецкой армии на Кавказ провалился. В боях от Моздока (Северная Осетия) до Малгобека (Ингушетия) гитлеровцы потеряли 18 тысяч солдат и офицеров, сотни танков. Здесь им оказывали невероятно жестокое сопротивление. Несмотря на то, что 5 октября Малгобек был взят гитлеровцами на короткое время, их командованию стало понятно, что Грозный обескровленным немцам окажется "не по зубам". Поэтому прекрасно осознавая, что сухопутная операция обречена на неудачу в течение 10−15 октября 1942-го гитлеровцы ожесточённо бомбили столицу Чечено-Ингушетии, парализовав работу промышленных предприятий республики и серьёзно разрушив город. Однако даже в этих сложных и невероятно опасных условиях грозненцы смогли потушить пожары в течение нескольких дней. 49 пожарных за эти героические действия были представлены к правительственным наградам.

«Мы изучили Северный Кавказ в деталях, и продолжаем делать это сейчас, особенно тот период, что касается Второй мировой войны - говорит Матишов. - Первое стратегическое военное поражение на юге страны враг получил на гудермесско-кизлярском направлении. После захвата Моздока 13 танковая дивизия сделала 40-километровый маршбросок и заняла станицу Ищерскую. 31 августа враг взял станицу Николаевскую, а после и станицу Червлённую – это узловые железнодорожные станции. И фактически под Гудермесом Сталин умудрился скрытно перебросить тихоокеанских пехотинцев, которые немцев и остановили. Решающее же сражение в тот период времени, значение которого ещё недостаточно оценено – это сражение под Малгобеком, его можно с полной уверенностью назвать кавказским Сталинградом».

Официальные цифры статистики говорят, что из Чечено-Ингушетии на фронт ушло около 9% населения. Уже в первые дни войны свыше 17 000 вайнахов записались в местное народное ополчение. К концу 1943 года на фронт из республики были мобилизованы и ушли добровольцами свыше 60 тысяч человек.

Конечно, после депортации (выселения) чеченцев и ингушей в феврале 1944 года в Среднюю Азию и Казахстан призыв в армию был прекращен. Но те, кто защищал СССР в боях с немецко-фашистскими захватчиками с оружием в руках, покрыли свои имена бессмертной славой. В их числе защитники Брестской крепости – более 420 уроженцев Чечено-Ингушетии до последнего дня держали там оборону, пулемётчик Ханпаша Нурадилов, уничтоживший из пулемёта под Сталинградом почти 1000 гитлеровцев и похороненный на Мамаевом Кургане, Мавлид Висаитов – командир 255-го отдельного Чечено-Ингушского ковалерийского полка, первым вышедший на Эльбу к союзникам из Великобритании и США, Абдулхаким Исмаилов - один из водружавших советское знамя над Рейхстагом в мае 1945 года и многие-многие другие.

Справедливость в отношении чеченцев и ингушей восторжествовала только при президентстве Владимира Путина. Два города на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР были удостоены звания – «Город воинской славы». В 2007 году за успешную операцию 1942 года по срыву плана гитлеровского командования по захвату Грозненского и Бакинского нефтяных районов в результате четырёхмесячных ожесточенных боев получил Малгобек. В 2015 году за массовый героизм грозненцев, превративших родной город в неприступную крепость на пути врага, почётное звание, наконец-то, получил и Грозный.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий